как хранить кадровые документы в организации

“Архивы Петербурга” продолжают “разоблачать мифы” об архивах – на этот раз о засекречивании документов

Полагаем, что вопрос в публикации поставлен некорректно. Если говорить не о том, что “архивы засекречивают документы”, а об ограничении архивами доступа к документам по разным основаниям, то все встанет на свои места. И миф разоблачать не потребуется.

Невыдача документов в читальный зал по причине их неудовлетворительного физического состояния в течение многих лет, при том, что пользователь не может оценить реальное состояние материалов. Расширенное толкование положений действующего законодательства, когда, например, к “личной и семейной тайне” относят любые факты биографии человека, в том числе и те, которые уже были в определенный период предметом более или менее широкого общественного обсуждения. Требование документов, подтверждающих родство, или нотариальной доверенности, когда законом это не предусмотрено. Отказы в выдаче без объяснения причин. Отказы в изготовлении копий под разными предлогами. Все это варианты ограничения доступа к архивным документам, достаточно широко распространенные в российских архивах, как государственных, так и ведомственных. И вряд ли об этом не знают архивисты Санкт-Петербурга.

Исследователям же по большому счету все равно, по какой причине они не могут ознакомиться с интересующими их архивными документами. И часто пользователи, не очень знакомые с особенностями российского законодательства, называют все формы ограничения доступа одним словом – засекречивание.

5 thoughts on “как хранить кадровые документы в организации”

  1. Руководство Росархива вызывает неприятные ассоциации: невиданного монстра типа Франкенштайна, зачатого в пробирках НКВД , многократно искуственно мутированного, чтобы скрыть своё происхождение и свою алчную сущность!

  2. Уважаемый автор смешал мягкое с кислым, чтобы был повод еще раз плюнуть в сторону архивов. Не надо смешивать засекречивание документов и ограничение доступа к документам, это две совершенно разные истории, абсолютно понятные для тех, кто имеет отношение к работе в архивах. То, что автор называет “ограничением доступа”, далеко не всегда вызвано “звериным оскалом Росархива”, а имеет под собой веские и вполне обоснованные основания; автор же, пытаясь оценивать проблему однобоко, исключительно в собственных интересах, скатывается в примитивную демагогию, мороча тем самым голову прочим пользователям. Реальное состояние архивных документов пользователь не должен оценивать, это не его дело. Так можно договориться до того, что пациент будет помогать врачу лечить, таксисту – рулить и т.д. Так же и с отказом в изготовлении копий – он может иметь разные причины.

  3. [id369835654|Святослав-Александрович], в чем корысть ограничения доступа?

  4. Дмитрий, Никакое это ни мягкое и не кислое, а грязное и чистое. Главный вопрос в том чтобы создать правовой механизм исключающий возможность субъективной корыстной оценки ограничения доступа.Росархиву это нужно?

  5. Дмитрий, Из рассказов российских исследователей -очевидцев, им отказывали по любой причине, а исследователям иностранцам за зелень эти же документы предоставляли. По научному это называется коррупциогенность нормативных актов и на всех сайтов официальных органов власти, в том числе и Росархива,выделяется под особую страницу с одноименным названием . Согласитесь, что такая возможность есть, и по принципу Мёрфи она обязательно реализуется!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *