кино новинки никол кидман

Озвучка.
В перестроечное время изголодался наш народ по зарубежным фильмам. Ещё не наступила эпоха видеосалонов, где крутили Рембо, Чужих, кошмары на улице Вязов и прочие новинки Голливуда с гнусавым переводом. В самом начале девяностых в кинотеатрах Самары царил небывалый аншлаг. Народ требовал не только хлеба, но и зрелищ, поэтому ломился на американские и европейские блокбастеры.
Я в то время только начал учиться на Инязе. Мне предложили поработать переводчиком в самарских кинотеатрах. Для студента зарплата в пятнадцать рублей за сеанс казалась подарком судьбы. Сидишь в будке на галерке или в аппаратной, на голове наушники, перед тобой микрофон и текст с точным переводом. Дубляж, видимо, просто не успевали делать. Задача была в том, чтобы следить за сюжетом фильма и синхронно озвучивать роли. Например, фантастический боевик Робокоп озвучивал без преувеличения десятки раз. Прошло почти тридцать лет, а я запросто по памяти могу воспроизвести начало этого фильма. Переводил Мертвый штиль с Николь Кидман и Билли Зейном, комедию Близнецы с Дэнни де Вито и Арнольдом Шварценеггером.
Озвучивал не только кассовые ленты на потребу зрителя, но и шедевры мирового кинематографа, типа Бутч Кэссиди и Санденс Кид, фильмы в стиле артхаус, которые начал привозить киноклуб Ракурс. Премьерные показы, особенно вечерние сеансы всегда сопровождались шикарными лекциями Михаила Куперберга или Валерия Бондаренко.
Был осенний выходной. В треугольнике на улице Куйбышева показывали триллер. Кинотеатр Молот был забит до отказа зрителями, желающими пощекотать себе нервы. Хотя это было запрещено, но случалось, что некоторые проносили в зал алкоголь и распивали его во время фильма.
Озвучивал я этот американский ужастик сто какой то раз. Уже с секундной точностью знал, в какой именно момент маньяк-убийца выскочит из-за угла. Старался творчески подходить к делу, подражал голосам актеров. Скучно было механически делать свою работу, начал изгаляться. Музыка нагнетает атмосферу, вот-вот должна наступить развязка, зрители прикованы к экрану… Маньяк выкрикивает что-то моим голосом и пугает жертву за долю секунды до обычного момента.
– Дзиньк! – выпала чья-то бутылка и вдребезги разбилась об пол.
– Мы этого переводчика сейчас… растудыть твою тудыть!
Хорошо, что это был последний сеанс, фильм вскоре закончился и мне удалось унести ноги.
Как-то по осени звонит мне сам Михаил Яковлевич Куперберг и говорит:
– Алексей, можешь срочно выехать в Новокуйбышевск, чтобы озвучить чешский фильм в жанре арт-хаус?
– Время есть, но вот одна маленькая незадача – я чешского не знаю.
А он в ответ:
– Ну нет в Самаре переводчика с чешского. Выручи, пожалуйста!
– Монтажный лист хоть есть?
– Разумеется! Переведёшь сначала на дневном, где мало зрителей, вникнешь в сюжет, потом на вечернем будет проще! Плачу двадцать рублей за сеанс! Последний аргумент меня убедил рискнуть, ведь это было на целых пять рублей дороже, чем обычно. И вот я в центральном кинотеатре Новокуйбышевска сижу в аппаратной и с любопытством вглядываюсь через узкое окошко в зал.
– Народу немного. Пронесло… Заканчиваются вступительные титры, начинается фильм. Вначале удаётся следить за развитием сюжета и грамотно совмещать с ним текст, благо передо мной лежит монтажный лист – стопка бумаги формата А4. Но где-то на пятнадцатой минуте картины натыкаюсь на абсолютно чистые листы бумаги и теряю сюжетную линию. Лихорадочно отбрасываю в сторону незаполненные листы и продолжаю читать по тексту, но понимаю, что гоню лажу, ведь текст толи отстал, толи, наоборот ушёл вперёд и явно не соответствует тому, что зрители видят на экране. На лбу испарина, но пока меня выручает тот факт, что фильм сам по себе странный. В паузы пытаюсь понять, где я нахожусь, но бесполезно. Далее приходит осознание того, что потерялся я окончательно.
– Что делать?
Откладываю монтажный лист и начинаю сам выдумывать сюжет и на ходу сочинять роли для персонажей. Когда фильм закончился, в зале включили свет. Вы бы видели лица людей, выходящих с дневного сеанса! На их вытянутых, озадаченных физиономиях застыл немой вопрос:
-Что это было?
Тут же бросаюсь к телефону.
– Михаил Яковлевич, я вас подвёл, не справился с переводом. Здесь пустые листы, я потерялся. Мне очень неудобно перед зрителями, не могу я продолжать в таком духе. Никаких денег не надо, только отпустите меня! Не смогу я больше выдержать этого позора.
– Успокойся, Алексей. Толком объясни, на каком именно месте застопорился? Другого переводчика всё-равно нет.
Через несколько сеансов я поднаторел, освоился. Прошла неделя, кино привезли в Самару. Озвучивать этот фильм кроме меня никто не мог. Когда я иногда приезжаю в Новокуйбышевск, вспоминаю мой горький опыт и думаю:
– Вот бы не напороться на зрителей того дневного сеанса! Стыдно будет в глаза им в глаза смотреть…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *