“кви про кво, александр”

“Кви про Кво, Александр”

Часть IV здесь:

Часть V. Встреча четвертая.

Оказавшись в том месте, куда перевели Магнуса, Алек осматривался с любопытством и интересом. Заключенного держали в огромной камере, что располагалась в центре красиво украшенной комнаты. В этот момент юноша поймал себя на мысли, что Бейн напоминает ему птицу, заточенную в клетке. Прекрасную и смертоносную птицу. Вокруг шныряли охранники, надзирая за заключенным и его посетителем.

Лайтвуд подошел к решетке, наблюдая как сидящий к нему спиной мужчина читает книгу. Паренек остановился у заграждения и неловко покрутил в руках, принесенный презент для Магнуса.

Добрый вечер Александр, поздоровался мужчина, не оборачиваясь.

Принес вам ваши рисунки, Доктор. Лайтвуд положил сверток у решетки и робко, едва заметно улыбнулся. В ожидании вида из окна, пояснил он, нервно теребя собственные пальцы.

Какая забота. Медленно протянул Бейн, не отрываясь от книги. Или это Джек Кроуфорд подослал вас? В последней попытке удержаться за дело.

Алек медленно обходил камеру по кругу, приближаясь к Магнусу. Этот выпад мужчины заставил парня нахмуриться.

Нет, я пришёл по своей воле, заверил он.

Только после этих слов, Бейн обернулся, исподлобья глядя на Лайтвуда.

Люди скажут, что у нас роман, медленно проговорил он, впиваясь взглядом в юношу.

От этих слов Алек часто задышал, но хранил молчание в купе с серьезным выражением лица. Все же Магнус был для него кем-то особенным. Притягательным, желанным и в то же время недосягаемым и пугающим. Непредсказуемый мужчина и к тому же опасный. Лучше было бы держаться от него подальше. Но вот он снова здесь, перед ним. Хотя и не должен был приходить. Возможно, поэтому парень молчал. А вот Магнус, был не в духе. Он сверлил Лайтвуда своим тяжелым взглядом, после чего поцокал языком.

Чумовой остров. Очень трогательная идея, Александр. Ваша? Спросил Бейн.

Да, тихо и нервно ответил юноша, ощущая странное давление со стороны заключенного. Он не мог понять такого настроения мужчины.

Да, передразнил Доктор, растягивая букву а. Не дурно. Жаль только бедняжку Кэтрин. Тик так, тик так, тик так. Последние слова он произносил быстро, словно стараясь попасть в такт часового механизма.

А вы все также каламбурите, ответил Алек, взяв себя в руки. Юноша вспомнил, где он и с кем разговаривает. Это несколько отрезвило его и заставило вновь надеть маску агента ФБР, вступая в эти игры с Бейном. Взгляд парня стал собранным и немного колючим, забывая то чувство расположения к Магнусу, которое он испытывал. Обходя камеру дальше по кругу, Алек заговорил, Фидель Жулезез. Сульфит железа, он хмыкнул. Оно же ложное золото.

Это была очередная подсказка, полученная парнем от Доктора. Очередная загадка, которую Лайтвуд смог разгадать. Имя человека, получившего отказ в клиниках по смене пола.

Ах, Александр, ваша проблема в полном отсутствии чувства юмора, произнес Магнус, наблюдая за юношей.

Вы говорили мне правду в Балтиморе. Прошу продолжайте, попросил Алек, вышагивая туда-сюда вдоль решетки. Словно это не Бейн был в заточении, а он сам.

Вы ведь знакомы с делом. В нем все что вам нужно для его поимки, спокойно заверил мужчина. Его опыта и знаний было достаточно, чтобы по имеющимся материалам найти те ответы, которые не заметны другим.

Скажите как? Остановившись и серьезно глядя на Бейна, попросил Лайтвуд.

Принцип первый, Александр: простота. Ответил Магнус менторским тоном, растягивая последнее слово по слогам. Читайте Марка Аврелия. Изучая вещь, спросите себя в чем ее суть? Ее природа. Что же делает наш маньяк?

Убивает женщин, неуверенно ответил Алек.

Нет, чуть повысив голос возразил мужчина, после чего вернулся к своему прежнему поучительному тону, это второстепенно. Какие мотивы им движут? Что толкает его на убийство?

За этой беседой юноша не заметил, как негативный настрой Магнуса сошел на нет. Теперь заключенный общался с ним, как и прежде. Но вот сам Александр оставался сосредоточенным. Он ощущал себя также, как во время урока в академии.

Злоба, предположил он в ответ на вопрос Бейна, возобновляя свои метания вдоль решетки. Разлад с обществом, продолжил перечислять Лайтвуд, лихорадочно размышляя. Неудовлетворенность.

Нет! Вновь поднял голос Магнус, подаваясь вперед к решетке, к тому месту, где стоял Александр. Он вожделеет, проговорил заключенный, вот его природа. А как рождается вожделение? Отыскиваем ли мы предметы вожделения? Постарайтесь ответить.

Мужчина впился взглядом в своего собеседника, словно прощупывая его, пытаясь определить, что творится в голове Алека. Но вместе с тем, стремясь на необходимом агенту примере, рассказать что-то иное. Что-то, чем ему, Бейну, хотелось бы поделиться с этим человеком.

Нет, мы начал свою мысль юноша, при этом он выглядел совсем потерянным и продолжал метаться вокруг.

Мы начинаем вожделеть то, что видим ежедневно, перебил Магнус, пристально и внимательно глядя на Алека. Вы ощущаете взгляды на своём теле, Александр? Ищет ли ваш взгляд то, чего хотите вы? Спросил он. Это была все та же игра в кошки-мышки, в которой мужчина объяснял агенту элементарные вещи, но вместе с тем, необходимые в его расследовании и содержащие завуалированный подтекст. Вот только понимал ли Лайтвуд намеки Бейна? У заключенного создавалось впечатление, что этого не происходит.

Наверное, да скажите как, попросил юноша.

Нет. Ваш черёд отвечать мне. И островов в вашем распоряжении нет. Почему вы сбежали с ранчо?

Доктор, у нас больше не осталось на это времени, нервно зашагав, ответил Алек, бросая вороватые взгляды на охрану. То ли его действительно волновали сжатые сроки их встречи, то ли просто не хотелось раскрывать душу, когда в помещении так много народа.

Просто для нас время течёт по-разному. Но это все, что вам отпущено, спокойно проговорил Магнус.

Не сейчас! Поймите, у нас лишь пять нервно и чуть повышая голос, начал возражать Лайтвуд, но Бейн его перебил.

Нет! Громко возразил он. Я выслушаю сейчас. Уже мягче произнес мужчина, при этом цепляясь колючим, внимательным взглядом за парня. В такие моменты Александру казалось, что Бейн буквально пробирается ему под кожу. Итак после смерти отца вы остались сиротой. Вы переселились на ранчо родственников в Монтану. И?

Однажды я просто сбежал, устало ответил юноша, избегая взгляда заключенного.

Не просто, Александр. Что-то случилось. Когда вы ушли?

Рано. До рассвета.

Во время своих ответов Лайтвуд не смотрел на Магнуса, словно опасаясь, что этот человек проникнет в его мысли. Увидит куда больше, чем нужно. Но завершив ответ, голубые глаза устремлялись к Бейну.

Вас что-то разбудило? Дурной сон? Что же?

Необычный звук.

Какой именно?

Это былкрик. В этот момент Алек впервые перестал увиливать от взгляда мужчины. Он смотрел на него и делился своим самым страшным кошмаром. Кошмаром, который преследует его до сих пор. Пронзительный крик, как у ребёнка.

И что же вы?

Спустился вниз, Лайтвуд вновь заговорил короткими, рваными предложениями, что демонстрировало то, как ему сложно это дается, вышел и пробрался в хлев Мне было страшно заглянуть, но я смог. На последней фразе в голосе Алека зазвучала уверенная непоколебимость человека, который преодолел свой собственный ужас.

И что же вы там увидели? Что увидели? Нетерпеливо переспросил Бейн, не делая паузы между вопросами. Словно нарушая собственное правило, касающееся умения ждать.

Ягнят. Они кричали. В этот момент голос Александра дрогнул.

На ферме резали ягнят? Жестко спросил Магнус.

И они кричали, подтвердил парень.

Вы бросились прочь? Предположил Бейн.

Нет. Прежде я попытался освободить их и открыл загон. Но они лишь смотрели, не бежали.

При этом воспоминании Лайтвуд раскрылся, как никогда прежде. На его лице отражалась та же боль и страх, которые он испытывал будучи ребенком. А вот Магнус оставался спокойным и собранным, задавая вопросы и побуждая юношу продолжать свой рассказ.

Но вы могли убежать. И что?

Я схватил одного ягнёнка и побежал

Куда же, Александр?

Я не знал. Я не взял ни еды, ни воды. И было так холодно! И я думал спасти хоть одного. Но он был тяжёлый. Очень. Потом меня подобрала машина местного шерифа. Хозяин ранчо был в такой ярости, что решил отправить меня в приют. И я покинул ранчо. Во время своего рассказа, Алек делал длинные паузы между словами и предложениями, словно погрузился в эти воспоминания с головой и лишь иногда вспоминал, что нужно продолжать свой рассказ. Отвечать Магнусу, чтобы получить необходимую информацию по делу. Впрочем, нет. Лайтвуд даже не вспоминал сейчас о Буффало Билле. Парень был полностью поглощен собственными кошмарами.

Что же стало с вашим ягнёнком? Спросил Бейн.

Его убили, с тоской ответил Александр.

Но вы все ещё просыпаетесь, вскакивая по ночам, и слышите крики ягнят?

Да, шепотом ответил парень.

И вы думаете, что если спасёте Кэтрин, то они замолчат, верно? Если Кэтрин выживет, то вы перестанете вскакивать по ночам от жуткого крика ягнят? Слова Магнуса лились рекой, перескакивая с повышенного тона на имени пропавшей девушки к тихой вкрадчивости, словно проникая все глубже и глубже в сознание своего собеседника, захватывая его.

Не знаю, не знаю! Шептал Лайтвуд.

Спасибо, Александр, спасибо, также тихо поблагодарил Бейн. Теперь он понимал своего собеседника. Видел его насквозь, включая самые темные и потаенные уголки души.

В этот момент сознание агента будто переключилось.

Назовите имя, Доктор! Потребовал он, но за жесткой уверенностью в голосе, следовала растерянность во взгляде. Особенно когда он заметил стоящие в глазах Магнуса слезы.

Но тут послышался звук открывающейся двери. Кто-то к ним направлялся. В мгновение ока выражение лица Бейна изменилось. От мягкого и сопереживающего к жесткому и колючему.

Доктор Чилтон, полагаю, Ваш старый знакомый, сказал он, глядя на Алека. Юноша до сих пор не мог взять себя в руки. Он понимал, что сейчас их аудиенция завершится. Потому просто смотрел на Магнуса своими прекрасными голубыми глазами. Смотрел и молчал.

Так-так Протянул Чилтон, приближаясь к Лайтвуду. На выход, велел он безапелляционным тоном.

Ваш черёд, Доктор, требовательно произнес Алек, игнорируя лечащего врача Магнуса.

Вон, повторил Чилтон.

Назовите имя, не унимался юноша, пытаясь узнать кто скрывается под прозвищем Буффало Бил.

Мне велено проводить вас до самолета, прошу за мной, вмешался охранник, выставляя перед Лайтвудом руку, чтобы увести его. Парня действительно потащили прочь, в этот момент Бейн впервые поднялся со своего стула и следуя за агентом вдоль решеток произнес:

Храбрый Александр, сообщите мне, когда эти ягнята замолчат.

Назовите имя, Доктор! Попросил юноша, оборачиваясь к Магнусу.

Александр, читайте дело, спокойно констатировал Бейн, протягивая файлы сквозь решетку.

В этот момент парень вырвался из хватки охранников, не ожидавших сопротивления, и побежал обратно к заключенному. Он протянул руку и схватился за папку. Тогда изящный палец мужчины нежно скользнул по пальцу агента. В этом поглаживании он передал весь свой интерес, все свое отношение к этому парню. Лайтвуд поймал себя на странной мысли может ли чудовище быть таким нежным?

Прощайте, Александр. С грустью в голосе, тихо попрощался Магнус, убирая руку.

В этот момент подскочили охранники и принялись оттаскивать Алека. Юноша машинально следовал за ними, не сводя своих прекрасных глаз с Бейна. Эта встреча вызвала в нем множество эмоций. Странных и сильных. Впрочем, это было обоюдно для них обоих.

5 thoughts on ““кви про кво, александр””

  1. Очень хочется прочесть продолжение. Это просто невероятная работа. И ещё… Почему Магнус сказал Алеку “прощайте” ? Это что, их последняя встреча? Боже, надеюсь что нет! Продолжение пожалуйста.

  2. Екатерина, рада, что вам нравится этот фик :3
    Почему Магнус так сказал: узнаете в среду ^^
    Работа будет выходить стандартно: пн, ср, пт. Финальная глава выйдет 22го числа 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *